Общественное движение в поддержку Президента России в сфере борьбы
 с коррупцией


 Не надо строить иллюзий, что победить гидру можно в одночасье. Предстоит тяжелая, кропотливая,
повседневная работа. В. Мазуров


 
femmes russe homepage counter счетчик сайта
 

          

 Президент России

Новости 

                                                                                         

10.03.11 Пара баранов и бесплатный «мерс»


Как живет начальник главка всей дальневосточной полиции. И кто его прикрывает в Москве


 
Петр Саруханов — «Новая»

Полярную реакцию вызвала статья «Победа мышки над кошкой» (см. «Новую газету»,№ 138 от 08.12.2010) у высших милицейских, следственных чинов и у далеко от них отстоящих сыщиков, работающих «на земле».

Напомню, речь в той публикации шла о злоупотреблениях в главке МВД по Дальневосточному федеральному округу, в том числе и о серьезных грехах самого начальника главка генерала Феликса Василькова. Редакция и автор получили ответы на статью от заместителя министра внутренних дел С. Герасимова и заместителя председателя Следственного комитета страны В. Пискарева. Ведомства вроде разные, а ответы — одинаковые и по форме, и по содержанию. Каждый уместился ровно на полутора страничках.

Все, о чем расскажу ниже, должны были выявить комиссии МВД и Следственного комитета страны, если бы руководители ведомств их направили проверить факты, изложенные в статье «Победа мышки над кошкой». Тогда, уверен, генерал Васильков уже не был бы господином генералом… Увы, комиссии не посылали, факты не проверяли. Поэтому мне, при очередных поездках в мой избирательный округ на Дальний Восток, пришлось выслушать массу откровений действующих офицеров главка, просто граждан, которые в довольно большом количестве приходили на встречу со мной в депутатскую приемную. Некоторых я направлял в офис заместителя генерального прокурора РФ по Дальневосточному федеральному округу Ю. Гулягина, чтобы их порой жутковатые откровения были зафиксированы не только в письменных обращениях ко мне, но и в правовых документах. Фамилии офицеров главка здесь раскрывать не буду, потому как и они, и я надеемся, что в новой российской полиции, стремящейся избавиться от собственных коррупционеров, пригодятся их профессионализм и офицерская честь.

Предан. Убит. Не похоронен

Генерал-майора Феликса Василькова, проходившего службу в Москве, в мае 2009 года назначили сразу на генерал-полковничью должность — начальником Дальневосточного главка МВД России. Как объясняли он и его ближайшие помощники, министр Нургалиев поставил перед ним задачу — провести декриминализацию органов МВД на востоке России. Москвич привез с собой из столицы около трех десятков новых сотрудников: ладно бы назначенцев на ответственные командные должности, а то ведь и рядовых оперов. Как поймут потом хабаровские аборигены-сыщики, расставлял Васильков своих людей с дальним прицелом — на денежные потоки…

В спецслужбах нет большей тайны, чем данные об агентах. Их хранят истово, список посвященных весьма и весьма узок. И вот осенью позапрошлого года на селекторном совещании в присутствии всех сотрудников главка, в том числе технических работников, не имеющих доступа к гостайнам, генерал Васильков стал грубо прессовать оперуполномоченного Д. Бабака за то, что тот привлек для негласного сотрудничества в качестве штатного агента предпринимателя из Находки, назовем его Олегом Д.

Как рассказали мне уже теперь, когда дело получило огласку, офицеры главка, Олег сотрудничал с ними весьма плодотворно. Он помог вскрыть незаконную контрабандную деятельность организованной преступной группы, против которой возбудили уголовное дело, помог выявить факт рейдерского захвата Находкинского судоремонтного завода, инициировал процессуальные проверки в отношении руководителей мэрии Находки…

Чем же успешный агент вызвал столь суровый генеральский гнев, что тот публично приказал расторгнуть с ним секретный контракт о сотрудничестве?

У Олега, по его свидетельствам, вымогал большие деньги — обратите внимание кто — начальник отделения по борьбе с оргпреступностью Находкинского УВД А. Недашковский. Куда обратиться за защитой? Конечно, в милицейский главк: уж они-то своего секретного сотрудника в обиду не дадут. Его непосредственного куратора Д. Бабака направили в длительную командировку в Магадан, и Олега причудливыми путями вывели на заместителя генерала Василькова по тылу полковника А. Иванова. Полковник, кстати, тоже москвич, обещал «войти в положение» находкинского предпринимателя, оградить его от вымогателей, но не за так. За деньги. Свои начальственные посреднические услуги Александр Васильевич оценил в 250 тысяч рублей.

Обратился Олег в Хабаровское управление ФСБ. И полковника Иванова повязали при получении взятки! Судили. Дали два года лишения свободы. Так вот — ярость генерала Василькова вызвало то, что Олег Д. обратился в ФСБ. Заметьте: не в ЦРУ, не в МОССАД — в Федеральную службу безопасности России, с которой милицейскому генералу надлежит тесно взаимодействовать, в том числе по выявлению мздоимцев, предателей в его ведомстве.

26 ноября 2009 года Олег Д. исчез. По оперативной информации, его выкрала находкинская мафия и убила. Из письма ко мне его отца:

«Перед исчезновением ко мне домой приехал мой сын в очень подавленном состоянии. Он сказал, что ему поступают угрозы от лидеров преступных группировок, и рассказал, что генерал Васильков его предал, раскрыв информацию о том, что он является штатным осведомителем милицейского главка».

После исчезновения Олега Д. генерал Васильков запретил своим сотрудникам участвовать в его розыске. Это не мое голословное утверждение. По этому поводу есть письменные объяснения сотрудников главка.

Согласитесь, более чем странная реакция большого милицейского чина на разоблачение ближайшего помощника-взяточника. Тут уместно вспомнить эпизод, о котором я писал в статье «Победа мышки над кошкой» и который получил любопытное продолжение.

Васильков привез с собой из Москвы майора А. Грузинского и назначил его замначальника отдела по расследованию преступлений о коррупции в сфере экономики. О расследовательских успехах майора его коллеги ничего вспомнить не могут, но отложилось у них в памяти, что был Грузинский «дюже крученый»: через несколько месяцев пребывания в чужом, далеком от Москвы городе «борец с коррупцией» приобрел дорогущий джип «Тойота Ленд Крузер», на который с его милицейской зарплатой надо было работать, ни на что другое не тратя деньги, лет 5—7.

Погорел майор, как и полковник Иванов, при схожих обстоятельствах — на взятке: стал вместе со старшим опером А. Серебряковым вымогать 3 миллиона рублей у жены бизнесмена, против которого их ведомство возбудило уголовное дело. Угрожали, что добавят тому статьи обвинения, возьмут под стражу. Женщина обратилась в УФСБ. Серебрякова взяли с поличным. Он на первом же допросе сдал организатора преступления А. Грузинского, с которым был в доле. Что делает Васильков? Отпускает друга-взяточника в… отпуск, в Москву.

В данном случае большое значение имеет хронология событий. А. Серебрякова и А. Грузинского разоблачили в начале июня прошлого года. Без малого полгода (!!!) взяточник болтался в Москве, против него не спешили возбуждать уголовное дело. Вот какую оценку в своих ответах мне и редакции «Новой газеты» дает заместитель министра внутренних дел России С. Герасимов: «Приказом ГУ МВД России по ДФО от 10 декабря (?!) 2010 года Грузинский А.Ю. уволен из органов внутренних дел (за что бы вы думали? — Б. Р.) за совершение проступков, несовместимых с требованиями, предъявляемыми к личным нравственным качествам сотрудника внутренних дел».

Господи, с какой же редкой снисходительностью и душевным пониманием относятся они друг к другу! Для всех, кто не из их среды, — это ст. 290 УК РФ. Налицо ее самая суровая часть — взятка, полученная группой лиц с применением вымогательства и использованием служебного положения. Она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет. А тут — легкое порицание в приказе и позорный лепет про «личные нравственные качества»…

Обвинение А. Грузинскому предъявили в тот же день, когда издали приказ, — 10 декабря. Скоро восемь месяцев тянут с так называемым следствием, хотя, как говорили мне опытнейшие правоохранители, там дел — не более чем на неделю: провести очные ставки, допросить понятых, оперов, участвовавших в операции… Но, видно, кому-то очень надо заволокитить дело.

Машины мафии — у ментовских подъездов

Отдадим должное мужеству сотрудников главка МВД, которые буквально восстали против преступных нравов, творящихся в их среде. Их сейчас люто прессует генерал Васильков за то, что они пошли против системы.

Есть подтверждения как минимум пяти свидетелей и документальные доказательства того, что генерал Феликс Васильков и его ближайший помощник, также приехавший с ним из Москвы, начальник оперативно-разыскной части главка подполковник милиции Ершов заставляли подчиненных фальсифицировать доказательства. Они, например, требовали, чтобы начальник отдела главка подполковник К. и его сотрудник майор С. подбросили наркотики парню, отца которого генерал поставил своей целью «достать». Другого начальника отдела заставили задним числом строчить агентурные донесения о событиях, которых не было, чтобы на всякий случай «прикрыть зад».

Или вот еще история — тоже о предательстве, рассказанная мне подполковником милиции Евгением В. Отдел главка, которым он руководит, весьма успешно вел разработку организованной преступной группировки в г. Находка. В поле зрения сыщиков, кроме криминальных авторитетов, попали тесно связанные с ними вице-мэр города, несколько депутатов местного и краевого уровней.

Вдруг поступает команда от руководства главка: расследование прекратить! Ни самого подполковника В., ни его сотрудников в командировку в г. Находка не пускают.

Все прояснил один их находкинских бандитов, которого подполковник случайно встретил в хабаровском кафе.

— Как, начальник, геморрой не нажил, катаясь на наших машинах? — с издевкой спросил он.

Теперь вопрос всем нам: можно ли представить сразу четырех полных кретинов-бизнесменов, которые за просто так отдают незнакомому милицейскому генералу Василькову в без-воз-мезд-ное пользование совершенно новые, навороченные автомобили: 500-й «Мерседес-Бенц», два внедорожника «Тойота Ленд Крузер», еще одну «Тойоту» — Alphard?..

Грустно и смешно читать, например, объяснение гендиректора фирмы «Приморье» Валерия Ковдеева о том, как он в октябре 2009 года то ли на берегу моря, то ли на катере — не помнит — познакомился с генералом Васильковым. Больше с ним не встречался. Через месяц купил через автомагазин в Москве новый Mersedes-Benz S500. Ездить на ней Ковдеев якобы раздумал и решил заключить договор безвозмездной аренды автомобиля с… Васильковым, которому лично передал «Мерседес», пригнав его из Владивостока в Хабаровск. Ни копейки его фирма от Василькова не получала, как не получали денег и другие три фирмы, заключившие подобные договоры.

Такая неизъяснимая щедрость должна бы основательно заинтересовать контрольные службы самого МВД и Следственного комитета. Но это, как все остальное, сходит Василькову с рук…

Приказ: обеспечить доставку баранов

Чем в основном промышляет криминальная группировка Ан Бен Кена по кличке Анчик, в Хабаровске знают многие: крышует бизнес. Напали анчиковские недавно на несговорчивого мужика — А. Геюшова, — владельца кафе «Странник». Он отказался платить им за крышу. Потребовали 100 000 долларов отступного. Посыпались угрозы: обещали уничтожить самого предпринимателя, его семью, а кафе — сжечь. Геюшов написал заявление в главк МВД по ДФО. Сотрудники отдела Вадима К. подготовили и провели операцию, задержали анчиковского сподвижника Э. Алигулиева. Следственная часть возбудила уголовное дело против Алигулиева и Ан Бен Кена, избрали им меру пресечения — домашний арест.

Геюшову бы впору благодарить сотрудников главка МВД за то, что избавили его бизнес от вымогателей, а он написал мне письмо — попал-де из огня да в полымя. Советовался: как быть?

Оказалось, что генерал Васильков через своего заместителя Ершова потребовал от предпринимателя, чтобы тот в благодарность за избавление от бандитской крыши ежемесячно поставлял к генеральскому столу двух баранов — обязательно только монгольских, и организовывал бесплатный стол три раза в неделю.

Однажды Геюшов, по его словам, передал водителю «БМВ», закрепленной за подполковником Ершовым, двух баранов стоимостью 8 тысяч рублей каждый. В дальнейшем выполнять подобные требования отказался.

Поначалу я не поверил откровениям предпринимателя. Слишком мелким крохоборством отдает эта история, чтобы связывать ее со столь высоким милицейским чином. Подумал: прикрывается кто-то генеральским именем. Потом уже оперативники главка подтвердили мне, в том числе и письменно, что Ершов сначала сам передал им приказ генерала «обеспечивать ежемесячно доставку двух монгольских баранов», а следом подполковнику Вадиму К., как он пишет, позвонил сам Васильков и подтвердил это свое указание.

Несколько дней весь главк гудел, обсуждая по закуткам генеральскую любовь к баранине.

Давить на Геюшова, чтобы он непременно выполнял, прямо скажем, более чем странные васильковские причуды, сыщики отказались, чем вызвали крайнее неудовольствие и самого начальника, и его заместителя Ершова. А поручения подобного рода продолжали сыпаться.

«Как-то летом генерал Васильков потребовал от меня, как от начальника отдела по борьбе с этническими преступными сообществами и группировками, предоставить для проведения на его коттедже работ нескольких граждан узбекской национальности, так как он был осведомлен об их трудолюбии, — пишет мне подполковник милиции Вадим К. — Я передал это указание предпринимателю А. Гасанову. Он через сотрудника моего отдела Ивана С. передал для работы на коттедже генерала двух узбеков, которые трудились в автомоечном комплексе и получали по 8 тысяч рублей в месяц. На Василькова они горбатились около 20 дней, он им не заплатил ни копейки».

Эта история тоже проверена, ее подтверждают семь свидетелей.

Операция и прикрытия

Подобным деяниям генерала Василькова нет конца. Допускаю, что о многих из них еще не осведомлены руководители МВД страны. Но более чем странную оценку они дают уже тому, что стало известно. В статье «Победа мышки над кошкой» я писал, что в марте и апреле прошлого года Васильков выезжал в Республику Корея по фиктивным документам. Поддельная анкета, поддельная справка о том, что «Васильков Ф.П. является заместителем генерального директора ООО «НПФ Аэромор» с окладом 50 тысяч рублей в месяц», поддельная трудовая книжка, подтверждающая его принадлежность к этой организации… Короче, налицо явная, неоспоримая ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов».

Но вот какую краткую и весьма безапелляционную оценку этому факту дал заместитель главы МВД С. Герасимов в своем ответе в редакцию: «В ходе проверки сведений об обстоятельствах выезда начальника ГУ МВД России по ДВО генерал-майора милиции Василькова Ф.П. в Республику Корея нарушений ведомственных нормативных актов в действиях последнего не установлено».

Это что же за «ведомственные нормативные акты», которые позволяют плевать на Уголовный кодекс?! Васильков не разведчик-нелегал, чтобы выезжать за рубеж под легендой. Его должность — номенклатура президента России. А ну как южные корейцы разобрались бы, что документы у гостя поддельные, и затолкали бы  его в тюрьму до выяснения личности… Подставил бы и страну, и президента, назначавшего его на должность. По роду деятельности Васильков — носитель важных государственных секретов.

В милицейском ведомстве утверждают, что генерал ездил в соседнюю страну на лечение, что ему на то давали, как положено, разрешение руководители министерства. У меня нет законной возможности проверить правдивость этого утверждения, я попросил сделать это тех, у кого такая возможность имеется. Вот что мне сообщили: разрешение на поездку Василькову дали задним числом — то есть тоже, по сути, совершили подлог, подделку документов. Число там такое, какое нужно, а вот исходящий номер уже не подделаешь задним числом, на том и попались…

Кто столь рьяно прикрывает генерала милиции Василькова? По словам сотрудников главка, сам генерал из этого не делает тайны, всячески демонстрирует на людях близость к этому человеку — заместителю министра внутренних дел Евгению Школову.

Подведем итог: многократные злоупотребления служебным положением в корыстных целях, выдача государственной тайны — имени агента, приведшая к его гибели, фальсификация доказательств по уголовным делам, подделка документов… Мой друг — доктор юридических наук, которому я показал некоторые документы из моего уже распухшего досье по Василькову, насчитал там признаки не менее чем шести составов преступления. Я готов передать это досье как в МВД, так и в Следственный комитет страны.

Обращаюсь к руководителям этих ведомств Нургалиеву и Бастрыкину: уважаемые Рашид Гумарович и Александр Иванович! Возьмите, пожалуйста, проверку фактов о злоупотреблениях генерала Василькова под свой личный контроль, не поручайте это своим заместителям, потому как они уже показали свою несостоятельность. При наличии таких «правоохранителей» борьба с преступностью превращается в фарс, в издевку над людьми.

Борис Резник
депутат Госдумы, 
член президиума Российского национального антикоррупционного комитета,
секретарь Союза журналистов России

http://www.novayagazeta.ru/data/2011/024/11.html




Все новости

Комментарии




Нет комментариев






Чтобы добавить сообщение, пожалуйста зарегистрируйтесь и/или войдите в систему.


11.05.11 
 ВНИМАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВЗЯТОЧНИКАМ

 

ВНИМАТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ К ВЗЯТОЧНИКАМ

Неужели и о взятках писать поэтам!

Дорогие, нам некогда. Нельзя так.

Вы, которые взяточники,

Хотя бы поэтому,

Не надо, не берите взяток.

Я, выколачивающий из строчек штаны, -

Конечно, как начинающий, не очень часто,

Я - еще и российский гражданин,

Беззаветно чтущий и чиновника и участок.

Прихожу и выплакиваю все свои просьбы,

Приникши щекою к светлому кителю.

Думает чиновник: «Эх, удалось бы!

Этак на двести птичку вытелю».

Сколь раз под сень чиновник,

Приносил обиды им.

Эх, удалось бы, - думает чиновник -

Этак на триста бабочку выдоим».

Я знаю, надо и двести и триста вам -

Возьмут все равно, не те, так эти;

И руганью ни одного не обижу пристава:

Может быть, у пристава дети.

Но лишний труд - доить поодиночно,

Вы и так ведете в работе года.

Вот что я выдумал для вас нарочно -

Господа!

Взломайте шкапы, сундуки и ларчики,

Берите деньги и драгоценности мамашины,

Чтоб последний мальчонка в потненьком кулачке

Зажал сбереженный рубль бумажный.

Костюмы соберите.Чтоб не было рваных.

Мамаша! Вытряхивайтесь из шубы беличьей!

У старых брюк обшарьте карманы -

В карманах копеек по сорок мелочи.

Все это узлами уложим и свяжем,

А сами, без денег и платья,

Придем,поклонимся и скажем:

Нате!

Что нам деньги, транжирам и мотам!

Мы даже не знаем, куда нам деть их.

Берите, милые, берите, чего там!

Вы наши отцы, а мы ваши дети.

От холода не попадая зубом на зуб,

Станем голые под голые небеса.

Берите, милые! Но только сразу,

Чтоб об этом больше никогда не писать.

В.В. Маяковский, 1915

 

 


Комментировать

09.05.11 
 С Днём Великой Победы


      Удивительное единодушие проявили лидеры парламентских партий к оппозиционной «Спра- ведливой России». Как «в старые добрые времена» в едином порыве ополчились на С. Миронова
Думаю, что мотивы странного единодушия всем ясны и нет смысла  разгадывать детские загадки. А вот создание «народного фронта», предложенного В Путиным, заслуживает обсуждения.
      Прежде всего надо отметить - от добра добра не ищут - партия власти осознала что натворила, шаткость своих позиций и ищет возможность зацепиться за парламент на следующий срок.
У журналистов появился первополосный материал на несколько недель. Относительно себя скажу, что из волгоградских посиделок ЕР выделил изречение ВВП: «партии Единая Россия нужны новые идеи». Мне лично уже ничего не нужно, но добавлю: «а стране нужна новая власть, состоящая из носителей новых идей». Помнится, Орлов, местечковый политтехнолог после 11-го съезда ЕР ратовал за консерватизм (и не только он) «в течение 50 лет», а сейчас заговорил о модернизании. Нет, ребята, ваше время заканчивается, люди уже не верят словам. Раньше писал и                                     
убежден сейчас в необходимости смены правительства - работать в  предстоящий год оно уже  не  будет. Во-первых - не может проводить и тем более генерировать новые идеи; во-вторых  -  напоследок будет заботиться в основном о своих карманах. А у ВВП есть чем заняться, выстраивать «народный фронт» дело не простое, потребует много времени и сил. Д.А. , как президенту, порекомендовал бы немного убавить либерализма в экономике и прибавить его в свободе слова. Был один «вражий телеканал» и тот прихлопнули. Чем мешала Максимовская, говорила неприятную правду? Необходимо распустить полностью дескредитировавший себя президентский совет по правам человека. Дмитрий Анатольевич, сформируйте правительство помоложе и, с учетом высказанных замечаний, Россию вперед!
        По поводу нападок на С. Миронова скажу, что я никому не обещал не публиковать свидетельства тотального вмешательства в волеизъявление народа при фальсификации думских выборов 2007 года. Поэтому советую всем лидерам парламентских партий успокоиться.
        Нургалиеву. Рашид Гумарович, по поручению Совета Движения в поддержку президента Д. Медведева в борьбе с коррупцией прошу опубликовать статистику преступлений за 2009- 2010 годы, совершенных депутатами и чиновниками регионального и федерального уровней в разрезе политических парламентских партий. А также статистику незавершенных дел, отдельно, расследуемых и переданных в судебные инстанции. При классификации партийности прошу учесть и исключенных из партийных списков фигурантов в связи с выявлением признаков коррупционных сделок. В важный для страны период народ вправе знать правду.
        Как свидетель эпохального события, поздравляю с днем Великой Победы русских, белорусов, украинцев, евреев, татар и все нации нашей страны и мира.                                                


    


Комментировать


29.01.11 
 Процесс пошел

 

На минувшей неделе два внутренних события оказались в центре внимания прессы


Комментировать

22.01.11 
 «Люди снимают последнее, продают квартиры»

Генеральный директор центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia Елена Панфилова объясняет, как сделать жизнь казнокрадов невыносимой.

«Вымогательством в России пронизана вся система: начиная с милиционеров в метро, которые требуют у мальчишек по 500 рублей, заканчивая рейдерством».

Иллюстрация: Андрей Носков / Соль

— Начнем с простого: способна ли нынешняя система власти победить коррупцию или необходимо вмешательство внешней силы?
— Было бы желание — любая власть может победить коррупцию. Другое дело, что у нынешней российской власти для этого очень мало ресурсов. Она опирается только на саму себя. Получается история, похожая на вытаскивание Мюнхгаузеном себя из болота. А для успешной борьбы с коррупцией нужны условия: разнообразные средства массовой информации (желательно свободные, но главное — разнообразные); открыто выражающее свою точку зрения бизнес-сообщество и гражданское общество; независимые суды, а также явная оппозиция со всеми возможностями влияния. Ведь настоящая борьба с коррупцией подразумевает, что за властью кто-то наблюдает, следит. Этих условий у нас на данный момент нет. Но это не означает, что битва окончательно и навсегда проиграна. Это значит, что процесс будет идти крайне вяло и без особых успехов.

— То есть сегодняшняя «борьба» с коррупцией — это как если бы человек заболел простудой, но лечился только от насморка. 
— Больше того — лечат «простуду» посредством рекомендаций по телефону. И не простуду, а тяжелую запущенную болезнь. В данном случае насморк лишь симптом более запущенного заболевания. Наша коррупция сегодня не похожа ни на «классическую» (когда предприниматель идет к представителю власти и покупает услугу), ни даже на коррупцию 1990-х. Проблема в том, что за последнее десятилетие наша коррупция приняла форму коррупционного вымогательства. Власть перенасыщена полномочиями, а надзорные институты слабы. В результате чиновники сами приходят к гражданам или даже в целые отрасли экономики и говорят: «Ой, а мне здесь все у вас так нравится, заберу-ка я у вас это все». И этим вымогательством пронизана вся система: начиная с милиционеров в метро, которые требуют у мальчишек по 500 рублей, заканчивая рейдерством. Коррупционное вымогательство по сути своей имеет иную природу, и выкорчевывать его надо иначе. Не так, как обычно борются с коррупцией.

«Здравоохранение — единственная сфера, где мне приходилось платить мимо кассы».

Фото: Михаил Соловьянов / Коммерсант

— В общем, опять у России свой особый путь — даже коррупция у нас не похожа ни на одну коррупцию в мире?
— К сожалению, так.

— А в какое время было больше взяток? При Ельцине, при Путине, при Медведеве?
— Взятки — это не вся коррупция. Это еще и всевозможные формы кумовства, назначения родных и близких на должности с последующими злоупотреблениями. Все это сложилось в массивную систему, конечно, в последнее десятилетие.

В штучном исчислении проявлений коррупции, вероятно, было больше в 1990-е годы. Государство было слабым, и предпринимателям приходилось покупать какие-то услуги. В противном случае власти бы попросту не смогли их предоставить. Но системная коррупция — жестокая и жесткая — выстроилась в 2000-х. Это побочный эффект построения «вертикали стабильности», на которую был взят курс. С одной стороны, нужно было пожертвовать какими-то гражданскими свободами, нивелировав значение и возможности того самого внешнего контроля. С другой стороны, у людей, которые входят в эту самую вертикаль, появилось все нарастающее чувство безнаказанности и вседозволенности. Если перефразировать, то звучит это примерно так: «Я нужен для бесперебойного действия вертикали. Я могу здесь у себя делать все, что угодно. До тех пор, пока я справляюсь с поставленной передо мной задачей стабилизации своего министерства, ведомства, региона, города, села, то все, что я тут делаю в повседневном режиме (обираю бизнесменов, выдаю квартиры за взятку), вторично».

— Медведев, продолжатель курса Путина, прославился как борец с коррупцией. Даже совет по противодействию этому явлению он возглавил лично. Насколько президент последователен? 
— Он себе поставил вполне разумную задачу — создать правовые основы борьбы с коррупцией. Ведь к тому моменту, как у нас был объявлен большой поход на коррупцию, в законах даже не было прописано понятие «коррупция». С этой частью задачи он неплохо справляется: законодательство улучшается. Другое дело, что не все предложенные механизмы работают. Правоприменительная практика складывается через пень-колоду. И в результате впечатление от его деятельности весьма двоякое: казалось бы, есть что-то, что можно потрогать руками (законы, указы), но конкретного снижения уровня коррупции нет.

— Есть устойчивое мнение в обществе, что вся, вообще вся, власть коррупционна. Это некая сверхидея госаппарата. Но сама власть понимает, что жить-то так нельзя, что все это кончится, как в СССР, и делать что-то надо. Например, обличать коррупцию на низовом уровне. 
— Абсолютно верно. Существует тонкий и изощренный саботаж любых антикоррупционных реформ. Люди, которые за счет коррупции имеют дополнительно 20-30 тысяч рублей в месяц к своему основному доходу, в принципе, могут найти другие способы улучшения своего благосостояния. Они-то как раз более восприимчивы. Однако люди, которые за счет незаконного коррупционного обогащения получают миллионы и десятки миллионов в месяц, с этим доходом расставаться не собираются. Это ведь значит, что им придется расстаться и с привычным стилем жизни. Начинается перевод стрелок на низовой уровень. Безусловно, надо бороться и с бытовой коррупцией, она тоже ужасна и бьет по наименее защищенным слоям населения. Но этот пример очень редко транслируется снизу вверх. Если вдруг у нас милиционеры перестанут брать взятки, это не значит, что по цепочке в этом ведомстве все перестанут брать взятки.

Вот и получается, что люди, которые за счет незаконного обогащения получают миллионы, фактически саботируют все антикоррупционные реформы.

— А у вас лично когда-нибудь вымогали взятку?
— Я живу не на Луне, и, разумеется, в моей жизни были ситуации, когда мне прямо говорили, что некие действия, направленные на достижение желаемого, возможны. Чаще всего такие «предложения» поступали в системе здравоохранения. Даже не чаще всего. Это единственная сфера, где мне приходилось платить мимо кассы. В других сферах — дороги, образование, ЖКХ — можно сказать: «Нет, я не буду платить, я все сделаю по закону». Но, согласитесь, что, когда речь идет о здоровье родных и близких, все высокие мотивы идут лесом. Я уверена, что нет такого человека в стране, который, будучи поставлен перед альтернативой платить или не платить в системе здравоохранения, скажет: «Нет, я за законность». Люди снимают последнее, продают квартиры, только чтобы спасти близких. Я в этом смысле не исключение.

— В вашем случае, речь шла о больших суммах?
— Да в том-то и дело, что нет. Они меня отнюдь не разорили, но было понятно, что без этого платежа все может обернуться крайне неприятно. Давайте говорить совсем честно: когда речь идет о детях, у любой мамы голова выключается совсем.

— А есть у вас какая-то иерархия взяток? Иными словами, кто из взяточников самый отъявленный негодяй?
— В этом случае «негодяйство» — категория не измеряемая. Вот у нас был случай. В одной из центральных областей России какая-то мерзкая женщина, которая служит всего лишь администратором в местной системе образования и выделяет места в детском саду, потребовала всего лишь пять тысяч рублей у одинокой мамы-медсестры за то, чтоб устроить ребенка в садик. А у той была катастрофическая жизненная ситуация — пожилые родители-инвалиды, мужа нет, и если не устроить ребенка в ясли, то ей вообще не прокормить семью. И она полезла в петлю. Казалось бы, речь идет о смешной сумме и довольно рядовой ситуации. Но эта женщина, которая подтолкнула человека к суициду, больший негодяй, чем чиновник, который уволок миллионы на строительстве каких-нибудь олимпийских объектов или подготовке к какому-нибудь чемпионату. Ведь эти миллионы растворились среди других таких же миллионов и не отразились ни на чем, кроме качества объектов или сроках их сдачи. Можно привести и обратный пример: когда за большие взятки покупают лекарства для льготников или когда подписывают какой-то градостроительный проект, который полностью ухудшает качество жизни большого количества людей или и вовсе угрожает их безопасности. Я не могу сказать, кто больший негодяй. Они все, в общем-то, негодяи.

«Навальный бесконечно прекрасен. Он покрывает очень большой спектр коррупционных вопросов».

Фото: navalny.ru

— К слову, о градостроительстве. После отставки Лужкова его окрестили чуть ли не отцом российской коррупции. Понятно же, что Лужков — это просто отражение эпохи, и в других регионах законность тоже далеко не в почете. Но почему, с вашей точки зрения, скромному пчеловоду достались лавры главного коррупционера? 
— В скоропалительном падении Лужкова виноваты всё те же безнаказанность и вседозволенность, присущая чиновникам властной вертикали, о которой я уже говорила. Связано это с конфликтом интересов — относительно своей супруги, относительно всех приближенных. Ведь московские власти даже не пытались как-то завуалировать сложившуюся ситуацию. Это характерный пример побочного эффекта вертикализации — «до тех пор, пока я нужен системе, я свободен в своих поступках». Показное, нагловатое и ничем не маскирующееся поведение, основанное на этом постулате, сыграло с Лужковым самую злую шутку.

— А как вы оцениваете деятельность самого известного российского борца с коррупцией Алексея Навального?
— Алексей бесконечно прекрасен. Он покрывает своей деяетльностью очень большой спектр вопросов гражаданского противодействия коррупции. Он большой молодец, у него есть необходимые таланты и, главное, целеустремленность и трудолюбие.

Я вам должна сказать, что настоящая борьба с коррупцией — это крайне утомительное, нудное и совершенно непафосное дело. Я знаю очень много людей, которые под воздействием всевозможных кампаний по борьбе с коррупцией, вроде кидались этим заниматься, но потом бросали. Это ведь только издалека кажется, что антикоррупционная борьба — это бравурные статьи, разоблачения, публикации и прекрасный ты с сияющим мечом на белом коне. Только крайне детерминированные люди (такие, как Алексей, такие, как многие мои коллеги) понимают, что за каждым большим публичным разоблачением, которая вызывает массу общественного восторга, стоит тяжелый рутинный каторжный повседневный труд.

— Не могу не спросить — а вам это зачем?
— Это крайне увлекательно. Это та деятельность, где ты чувствуешь свою абсолютную моральную правоту. Ведь у каждого из нас есть дети и есть представления о том, что мы хотим оставить после себя. Все больше и больше людей в стране, мне кажется, начинают понимать, что, вот, мы сейчас попользуемся этими жирными нулевыми, построим какую-то страну и систему взаимоотношений, где все черное называется белым, а все белое — черным, хихикая, уйдем на пенсию и заставим наших детей во всем этом разбираться. 
У нас, у людей, которые борются с коррупцией, есть такое внутреннее выражение: мы прекрасно понимаем, что победить коррупцию в России мы вряд ли сможем, но сделать так, чтоб взяточники не так уверенно себя чувствовали и не радовались каждому прожитому дню, вполне в наших силах.

— А сколько нужно таких навальных, таких неравнодушных за судьбы своих детей, чтоб искоренить зло?
— Нужно, чтоб время от времени отдельные граждане Российской Федерации, сталкиваясь с коррупцией и несправедливостью, с распиливанием бюджета или еще чего бы то ни было, находили в себе возможность и потребность написать заявление, подать в суд, написать СМИ, написать тому же Навальному. Только в этом случае возможен некий кумулятивный эффект. Ведь феномена Навального не было бы, если бы не было людей, которые его слушают и поддерживают. Он бы сидел в своем блоге один. И в 2010 году таких неравнодушных людей стало гораздо больше.

— Алексей Навальный недавно одержал большую победу, раскрыв тайны «Транснефти» на страницах блога. Даже Путин обратил на нее внимание. Как вы считаете, чем дело кончится?
— Это еще не победа, это еще только разговоры. Победой это станет тогда, когда коррупционеры, если факты подтвердятся, будут привлечены к ответственности, а та брешь, которая позволяла им осуществлять свою деятельность, будет навсегда законопачена. Ведь можно же пройтись с гребнем и пересажать кучу людей, но на их место придут другие люди и начнут делать то же самое. Человеческая алчность не имеет правовых границ. Все то, что мы сейчас имеем — результат институционализированной алчности, когда я хочу многого и мне это многое позволяется. 
По поводу «Транснефти», я очень надеюсь, что целеустремленность Алексея приведет к тому, что какие-то правовые действия будут осуществлены. Очень многое, конечно же, будет зависеть от расклада политических и экономических сил. Учитывая, что в предвыборные годы все события развиваются нетривиально, сценарий может быть необычным.

— Вы верите, что Генпрокуратура, которой Медведев поручил проверить чиновничьи декларации о доходах, через полгода выявит нечто этакое? Ни для кого ведь не секрет, что силовики, пожалуй, самая коррумпированная каста.
— Если прокуратура будет проверять наличие собственности и банковских счетов в России, то вряд ли мы узнаем что-то сенсационное. Если надзорное ведомство посмотрит за пределы нашей страны, то интересные детали выплывут.

— Но вы же понимаете, прокуроры тоже люди. Так что второй сценарий вряд ли вероятен.
— Вряд ли — это вы очень правильно сказали. Но в принципе это возможно.

http://www.saltt.ru/node/6842

Share |



Комментировать

Предыдущий   Следующий

 

Главная · Новости · Аналитика · Видео · Гостевая книга · Форум · ASK? · Карта сайта · Контакты
    Все права защищены.  При использовании материалов  ссылка на сайт обязательна.                                                    
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS