Общественное движение в поддержку Президента России в сфере борьбы
 с коррупцией


 Не надо строить иллюзий, что победить гидру можно в одночасье. Предстоит тяжелая, кропотливая,
повседневная работа. В. Мазуров


 
femmes russe homepage counter счетчик сайта
 

          

 Президент России

Новости 

                                                                                         

13.01.11 В Кремле состоялось очередное заседание Совета по противодействию коррупции.

Открывая заседание, Президент обозначил ряд наиболее актуальных задач в этой сфере и дал соответствующие поручения.

В частности, необходимо расширить формат участия институтов гражданского общества во всех антикоррупционных мероприятиях. Кроме того, Президент поручил руководителям регионов после проведения созданных недавно координационных совещаний информировать общественность о рассматриваемых вопросах.

Другая задача – проверка достоверности и полноты деклараций о доходах госслужащих, а также ответственность за недостоверность предоставляемых сведений. Эффективность системы предоставления сведений должна быть проанализирована. Президент также поручил Федеральной налоговой службе и Генпрокуратуре в течение трёх месяцев проверить достоверность сведений, указанных в декларациях чиновников.

Дмитрий Медведев подчеркнул необходимость скорейшего принятия закона, направленного на борьбу с фирмами-однодневками, которые раньше использовались для незаконного обналичивания денежных средств, а сейчас стали каналом для получения чиновниками взяток . Ответственность должна наступать не только для лиц, которые используют такие фирмы, но и для тех, кто их учреждает. Президент поручил Правительству ускорить подготовку соответствующего законопроекта и представить его в Думу до 1 февраля 2011 года.

Глава государства также отметил важность антикоррупционного сопровождения международных проектов, которые пройдут на территории России, таких как Олимпийские игры в Сочи, чемпионат мира по футболу, а также саммит АТЭС. Контроль за расходованием государственных средств, выделяемых на эти мероприятия, требует совместной проработки со стороны Генеральной прокуратуры, Счётной палаты, МВД и других федеральных органов государственной власти.

В ходе заседания с докладами о результатах антикоррупционной борьбы в 2010 году выступили руководители правоохранительных ведомств.

Стенографический отчёт о заседании Совета по противодействию коррупции

http://www.kremlin.ru/news/10068



Все новости

Комментарии




Нет комментариев






Чтобы добавить сообщение, пожалуйста зарегистрируйтесь и/или войдите в систему.


22.01.11 
 «Люди снимают последнее, продают квартиры»

Генеральный директор центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International Russia Елена Панфилова объясняет, как сделать жизнь казнокрадов невыносимой.

«Вымогательством в России пронизана вся система: начиная с милиционеров в метро, которые требуют у мальчишек по 500 рублей, заканчивая рейдерством».

Иллюстрация: Андрей Носков / Соль

— Начнем с простого: способна ли нынешняя система власти победить коррупцию или необходимо вмешательство внешней силы?
— Было бы желание — любая власть может победить коррупцию. Другое дело, что у нынешней российской власти для этого очень мало ресурсов. Она опирается только на саму себя. Получается история, похожая на вытаскивание Мюнхгаузеном себя из болота. А для успешной борьбы с коррупцией нужны условия: разнообразные средства массовой информации (желательно свободные, но главное — разнообразные); открыто выражающее свою точку зрения бизнес-сообщество и гражданское общество; независимые суды, а также явная оппозиция со всеми возможностями влияния. Ведь настоящая борьба с коррупцией подразумевает, что за властью кто-то наблюдает, следит. Этих условий у нас на данный момент нет. Но это не означает, что битва окончательно и навсегда проиграна. Это значит, что процесс будет идти крайне вяло и без особых успехов.

— То есть сегодняшняя «борьба» с коррупцией — это как если бы человек заболел простудой, но лечился только от насморка. 
— Больше того — лечат «простуду» посредством рекомендаций по телефону. И не простуду, а тяжелую запущенную болезнь. В данном случае насморк лишь симптом более запущенного заболевания. Наша коррупция сегодня не похожа ни на «классическую» (когда предприниматель идет к представителю власти и покупает услугу), ни даже на коррупцию 1990-х. Проблема в том, что за последнее десятилетие наша коррупция приняла форму коррупционного вымогательства. Власть перенасыщена полномочиями, а надзорные институты слабы. В результате чиновники сами приходят к гражданам или даже в целые отрасли экономики и говорят: «Ой, а мне здесь все у вас так нравится, заберу-ка я у вас это все». И этим вымогательством пронизана вся система: начиная с милиционеров в метро, которые требуют у мальчишек по 500 рублей, заканчивая рейдерством. Коррупционное вымогательство по сути своей имеет иную природу, и выкорчевывать его надо иначе. Не так, как обычно борются с коррупцией.

«Здравоохранение — единственная сфера, где мне приходилось платить мимо кассы».

Фото: Михаил Соловьянов / Коммерсант

— В общем, опять у России свой особый путь — даже коррупция у нас не похожа ни на одну коррупцию в мире?
— К сожалению, так.

— А в какое время было больше взяток? При Ельцине, при Путине, при Медведеве?
— Взятки — это не вся коррупция. Это еще и всевозможные формы кумовства, назначения родных и близких на должности с последующими злоупотреблениями. Все это сложилось в массивную систему, конечно, в последнее десятилетие.

В штучном исчислении проявлений коррупции, вероятно, было больше в 1990-е годы. Государство было слабым, и предпринимателям приходилось покупать какие-то услуги. В противном случае власти бы попросту не смогли их предоставить. Но системная коррупция — жестокая и жесткая — выстроилась в 2000-х. Это побочный эффект построения «вертикали стабильности», на которую был взят курс. С одной стороны, нужно было пожертвовать какими-то гражданскими свободами, нивелировав значение и возможности того самого внешнего контроля. С другой стороны, у людей, которые входят в эту самую вертикаль, появилось все нарастающее чувство безнаказанности и вседозволенности. Если перефразировать, то звучит это примерно так: «Я нужен для бесперебойного действия вертикали. Я могу здесь у себя делать все, что угодно. До тех пор, пока я справляюсь с поставленной передо мной задачей стабилизации своего министерства, ведомства, региона, города, села, то все, что я тут делаю в повседневном режиме (обираю бизнесменов, выдаю квартиры за взятку), вторично».

— Медведев, продолжатель курса Путина, прославился как борец с коррупцией. Даже совет по противодействию этому явлению он возглавил лично. Насколько президент последователен? 
— Он себе поставил вполне разумную задачу — создать правовые основы борьбы с коррупцией. Ведь к тому моменту, как у нас был объявлен большой поход на коррупцию, в законах даже не было прописано понятие «коррупция». С этой частью задачи он неплохо справляется: законодательство улучшается. Другое дело, что не все предложенные механизмы работают. Правоприменительная практика складывается через пень-колоду. И в результате впечатление от его деятельности весьма двоякое: казалось бы, есть что-то, что можно потрогать руками (законы, указы), но конкретного снижения уровня коррупции нет.

— Есть устойчивое мнение в обществе, что вся, вообще вся, власть коррупционна. Это некая сверхидея госаппарата. Но сама власть понимает, что жить-то так нельзя, что все это кончится, как в СССР, и делать что-то надо. Например, обличать коррупцию на низовом уровне. 
— Абсолютно верно. Существует тонкий и изощренный саботаж любых антикоррупционных реформ. Люди, которые за счет коррупции имеют дополнительно 20-30 тысяч рублей в месяц к своему основному доходу, в принципе, могут найти другие способы улучшения своего благосостояния. Они-то как раз более восприимчивы. Однако люди, которые за счет незаконного коррупционного обогащения получают миллионы и десятки миллионов в месяц, с этим доходом расставаться не собираются. Это ведь значит, что им придется расстаться и с привычным стилем жизни. Начинается перевод стрелок на низовой уровень. Безусловно, надо бороться и с бытовой коррупцией, она тоже ужасна и бьет по наименее защищенным слоям населения. Но этот пример очень редко транслируется снизу вверх. Если вдруг у нас милиционеры перестанут брать взятки, это не значит, что по цепочке в этом ведомстве все перестанут брать взятки.

Вот и получается, что люди, которые за счет незаконного обогащения получают миллионы, фактически саботируют все антикоррупционные реформы.

— А у вас лично когда-нибудь вымогали взятку?
— Я живу не на Луне, и, разумеется, в моей жизни были ситуации, когда мне прямо говорили, что некие действия, направленные на достижение желаемого, возможны. Чаще всего такие «предложения» поступали в системе здравоохранения. Даже не чаще всего. Это единственная сфера, где мне приходилось платить мимо кассы. В других сферах — дороги, образование, ЖКХ — можно сказать: «Нет, я не буду платить, я все сделаю по закону». Но, согласитесь, что, когда речь идет о здоровье родных и близких, все высокие мотивы идут лесом. Я уверена, что нет такого человека в стране, который, будучи поставлен перед альтернативой платить или не платить в системе здравоохранения, скажет: «Нет, я за законность». Люди снимают последнее, продают квартиры, только чтобы спасти близких. Я в этом смысле не исключение.

— В вашем случае, речь шла о больших суммах?
— Да в том-то и дело, что нет. Они меня отнюдь не разорили, но было понятно, что без этого платежа все может обернуться крайне неприятно. Давайте говорить совсем честно: когда речь идет о детях, у любой мамы голова выключается совсем.

— А есть у вас какая-то иерархия взяток? Иными словами, кто из взяточников самый отъявленный негодяй?
— В этом случае «негодяйство» — категория не измеряемая. Вот у нас был случай. В одной из центральных областей России какая-то мерзкая женщина, которая служит всего лишь администратором в местной системе образования и выделяет места в детском саду, потребовала всего лишь пять тысяч рублей у одинокой мамы-медсестры за то, чтоб устроить ребенка в садик. А у той была катастрофическая жизненная ситуация — пожилые родители-инвалиды, мужа нет, и если не устроить ребенка в ясли, то ей вообще не прокормить семью. И она полезла в петлю. Казалось бы, речь идет о смешной сумме и довольно рядовой ситуации. Но эта женщина, которая подтолкнула человека к суициду, больший негодяй, чем чиновник, который уволок миллионы на строительстве каких-нибудь олимпийских объектов или подготовке к какому-нибудь чемпионату. Ведь эти миллионы растворились среди других таких же миллионов и не отразились ни на чем, кроме качества объектов или сроках их сдачи. Можно привести и обратный пример: когда за большие взятки покупают лекарства для льготников или когда подписывают какой-то градостроительный проект, который полностью ухудшает качество жизни большого количества людей или и вовсе угрожает их безопасности. Я не могу сказать, кто больший негодяй. Они все, в общем-то, негодяи.

«Навальный бесконечно прекрасен. Он покрывает очень большой спектр коррупционных вопросов».

Фото: navalny.ru

— К слову, о градостроительстве. После отставки Лужкова его окрестили чуть ли не отцом российской коррупции. Понятно же, что Лужков — это просто отражение эпохи, и в других регионах законность тоже далеко не в почете. Но почему, с вашей точки зрения, скромному пчеловоду достались лавры главного коррупционера? 
— В скоропалительном падении Лужкова виноваты всё те же безнаказанность и вседозволенность, присущая чиновникам властной вертикали, о которой я уже говорила. Связано это с конфликтом интересов — относительно своей супруги, относительно всех приближенных. Ведь московские власти даже не пытались как-то завуалировать сложившуюся ситуацию. Это характерный пример побочного эффекта вертикализации — «до тех пор, пока я нужен системе, я свободен в своих поступках». Показное, нагловатое и ничем не маскирующееся поведение, основанное на этом постулате, сыграло с Лужковым самую злую шутку.

— А как вы оцениваете деятельность самого известного российского борца с коррупцией Алексея Навального?
— Алексей бесконечно прекрасен. Он покрывает своей деяетльностью очень большой спектр вопросов гражаданского противодействия коррупции. Он большой молодец, у него есть необходимые таланты и, главное, целеустремленность и трудолюбие.

Я вам должна сказать, что настоящая борьба с коррупцией — это крайне утомительное, нудное и совершенно непафосное дело. Я знаю очень много людей, которые под воздействием всевозможных кампаний по борьбе с коррупцией, вроде кидались этим заниматься, но потом бросали. Это ведь только издалека кажется, что антикоррупционная борьба — это бравурные статьи, разоблачения, публикации и прекрасный ты с сияющим мечом на белом коне. Только крайне детерминированные люди (такие, как Алексей, такие, как многие мои коллеги) понимают, что за каждым большим публичным разоблачением, которая вызывает массу общественного восторга, стоит тяжелый рутинный каторжный повседневный труд.

— Не могу не спросить — а вам это зачем?
— Это крайне увлекательно. Это та деятельность, где ты чувствуешь свою абсолютную моральную правоту. Ведь у каждого из нас есть дети и есть представления о том, что мы хотим оставить после себя. Все больше и больше людей в стране, мне кажется, начинают понимать, что, вот, мы сейчас попользуемся этими жирными нулевыми, построим какую-то страну и систему взаимоотношений, где все черное называется белым, а все белое — черным, хихикая, уйдем на пенсию и заставим наших детей во всем этом разбираться. 
У нас, у людей, которые борются с коррупцией, есть такое внутреннее выражение: мы прекрасно понимаем, что победить коррупцию в России мы вряд ли сможем, но сделать так, чтоб взяточники не так уверенно себя чувствовали и не радовались каждому прожитому дню, вполне в наших силах.

— А сколько нужно таких навальных, таких неравнодушных за судьбы своих детей, чтоб искоренить зло?
— Нужно, чтоб время от времени отдельные граждане Российской Федерации, сталкиваясь с коррупцией и несправедливостью, с распиливанием бюджета или еще чего бы то ни было, находили в себе возможность и потребность написать заявление, подать в суд, написать СМИ, написать тому же Навальному. Только в этом случае возможен некий кумулятивный эффект. Ведь феномена Навального не было бы, если бы не было людей, которые его слушают и поддерживают. Он бы сидел в своем блоге один. И в 2010 году таких неравнодушных людей стало гораздо больше.

— Алексей Навальный недавно одержал большую победу, раскрыв тайны «Транснефти» на страницах блога. Даже Путин обратил на нее внимание. Как вы считаете, чем дело кончится?
— Это еще не победа, это еще только разговоры. Победой это станет тогда, когда коррупционеры, если факты подтвердятся, будут привлечены к ответственности, а та брешь, которая позволяла им осуществлять свою деятельность, будет навсегда законопачена. Ведь можно же пройтись с гребнем и пересажать кучу людей, но на их место придут другие люди и начнут делать то же самое. Человеческая алчность не имеет правовых границ. Все то, что мы сейчас имеем — результат институционализированной алчности, когда я хочу многого и мне это многое позволяется. 
По поводу «Транснефти», я очень надеюсь, что целеустремленность Алексея приведет к тому, что какие-то правовые действия будут осуществлены. Очень многое, конечно же, будет зависеть от расклада политических и экономических сил. Учитывая, что в предвыборные годы все события развиваются нетривиально, сценарий может быть необычным.

— Вы верите, что Генпрокуратура, которой Медведев поручил проверить чиновничьи декларации о доходах, через полгода выявит нечто этакое? Ни для кого ведь не секрет, что силовики, пожалуй, самая коррумпированная каста.
— Если прокуратура будет проверять наличие собственности и банковских счетов в России, то вряд ли мы узнаем что-то сенсационное. Если надзорное ведомство посмотрит за пределы нашей страны, то интересные детали выплывут.

— Но вы же понимаете, прокуроры тоже люди. Так что второй сценарий вряд ли вероятен.
— Вряд ли — это вы очень правильно сказали. Но в принципе это возможно.

http://www.saltt.ru/node/6842

Share |



Комментировать

15.01.11 
 "Кратные штрафы" за взятки серьезно пополнят бюджет, считает Степашин


ВЛАДИВОСТОК, 15 янв - РИА Новости. "Кратные штрафы" за получение взятки, которые предусмотрены поправками в законодательство о противодействии коррупции, могут серьезно пополнить бюджет, заявил председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин.

Поправки в законодательство о противодействии коррупции, подготовленные соответствующим президентским советом, предусматривают введение ряда новелл в действующий Уголовный кодекс. В частности, предполагается введение в качестве основного наказания за получение взятки так называемый "кратный штраф", сообщила ранее помощник президента, начальник государственно-правового управления президента РФ Лариса Брычева.

По ее словам, в соответствии с новыми предложениями обычная взятка до 25 тысяч рублей будет караться штрафом, взятка в размере 25-50 тысяч рублей - штрафом, кратным размеру взятки, либо сроком лишения свободы до трех лет со штрафом, который будет 20-кратным сумме взятки.

Степашин отметил, что положительно относится к этим поправкам.

"Все-таки тюрьма, колония никого еще не исправляли. Лучше наказать серьезным штрафом. Это, кстати, пополнит бюджет и очень серьезно", - сказал он в эфире программы "Вести в субботу", транслировавшейся на дальневосточные регионы России.

"Даже если ты вернешь сумму, это уже статья Уголовного Кодекса. Это решение принимается судом, и ты получаешь судимость со всеми последствиями. Это значит ни тебе Дума, ни Совет Федерации, ни муниципальные органы власти, госуправления, ни милиция (имеется в виду работа в этих структурах), пока не будет снята судимость. Будешь серьезно поражен в правах. Я считаю, это одна из сильных морально-психологических мер для тех, кто берет взятки", - сказал Степашин.

Президент РФ Дмитрий Медведев в минувший четверг потребовал проверить достоверность деклараций о доходах чиновников. Глава государства также сказал, что ждет предложений о введении ответственности за недостоверные данные в декларациях.

http://www.rian.ru/society/20110115/321994652.html

Share |


Комментировать


06.01.11 
 Тульский чиновник задержан по подозрению в попытке получить взятку


ТУЛА, 6 янв - РИА Новости. Правоохранительные органы Тульской области задержали в четверг по подозрению в покушении на получение взятки в крупном размере директора департамента имущественных и земельных отношений региона Виктора Волкова, в отношении чиновника возбуждено уголовное дело, сообщает пресс-служба СКП области.

По версии следствия, Волков пытался получить взятку в крупном размере от организации за предоставление земельного участка в городе Туле для строительства гипермаркета. Сумму взятки ведомство не сообщают.

"По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, пунктом "г" части 4 статьи 290 УК РФ "покушение на получение взятки в крупном размере", - говорится в сообщении.

Также во взаимосвязи с данным фактом 6 января 2011 года возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных пунктом "г" части 4 статьи 290 (получение взятки в крупном размере), частью 1 статьи 291 УК РФ (дача взятки) по факту получения начальником главного управления государственной службы и кадров администрации Тульской области Тамарой Лисицыной взятки в крупном размере от Волкова за прием на работу его близких родственников.

"В настоящее время проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего", - сообщает ведомство.



Комментировать

18.12.10 
 В Госдуму внесен антикоррупционный законопроект о презумпции виновности чиновников

 

В Госдуму внесен законопроект, предлагающий уголовно наказывать чиновников, которые не могут объяснить происхождение нажитого ими состояния. Для этого необходимо принять не ратифицированную ранее 20 статью Конвенции ООН против коррупции, сообщает ИТАР-ТАСС.

Согласно ей, если должностное лицо не может объяснить, почему его состояние превышает официальные доходы - это считается уголовным преступлением. О внесении соответствующего законопроекта сегодня сообщили в аппарате нижней палаты парламента.

Конвенция ООН против коррупции была ратифицирована Госдумой 17 февраля 2006 года, но не полностью. Как пояснил ИТАР-ТАСС один из авторов законопроекта, депутат от КПРФ, член комитета по безопасности Александр Куликов, "примерно 5 серьезных пунктов были выкинуты из закона о ратификации, в том числе, 20 статья Конвенции". В ней раскрывает понятие "незаконное обогащение".

По словам парламентария, она предписывает, что "когда человек не может объяснить, почему его состояние, которое он нажил за определенный период времени, превышает его декларируемые официальные доходы - это считается уголовным действием".

Причинами для ее исключения в 2006 году, как объяснил Куликов, стало "якобы несоответствие с конституцией и с заложенным в ней понятием презумпции невиновности". "Поэтому ее (статью) разработчики при внесении в Госдуму выкинули и ратифицировали в усеченном виде", - добавил собеседник агентства.

"Мы предлагаем сначала ратифицировать сначала эту статью. И после этого внести соответствующую поправку в Уголовный кодекс", - сказал депутат. По мнению Куликова, предлагаемые нормы существенно повысят эффективность борьбы с коррупцией среди чиновников.

Президент РФ Дмитрий Медведев в своем Послании Федеральному Собранию подчеркнул, что борьба с коррупцией остается "принципиальной задачей".


Комментировать

Предыдущий   Следующий

 

Главная · Новости · Аналитика · Видео · Гостевая книга · Форум · ASK? · Карта сайта · Контакты
    Все права защищены.  При использовании материалов  ссылка на сайт обязательна.                                                    
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS